Мой первый бревет 300 км. Караганда — Баянаул

Дистанция — 300 км

Автор — Константин Губин

Фотограф — Антон Ни (фото с места старта)

Дата старта — 13 июня 2020

Итак, день Х настал. Две недели томительных ожиданий, волнения, обсуждений в чате, плавная подготовка и сбор дорожного инвентаря в последний момент, мандраж и бессонные ночи — все позади. Наконец-то бревет! Да какой — трехсотка! Да еще и в красивейшие места — в Баянаул! Боялся ли я? Да. Больше всего — аварии, или того, что засну за рулем от бессонной ночи, но все обошлось =).

Занятно, но в день старта я не нервничал, ну а чего, все продумано, едем большой группой, к форс мажорам морально готов, гнать на перегонки не собираюсь. Поэтому спокойно собрался и лег поспать за час до выезда. Уснуть правда удалось не сразу, все же возбуждение было, в голове крутились мысли о том как же оно будет. В итоге проспав минут 40 я начал свой путь и был неприятно удивлен мерзким, пронзительно резким скрипом откуда то из каретки. То возмущался непрошеной гостье — воде, резиновый сальник. Он долго, практически треть пути будет петь нам свою песню голосом павлина, страшно раздражая меня и сея ужас в ночи, но это будет потом. Так что никогда не мойте велосипед за день до старта — может стать довольно неловко перед товарищами. Хотя с другой стороны это прибавит им скорости в попытке сбежать от Вас.

Так, скрипя, распугивая кошек, я и докатил до Фабер Эдуарда (он захотел проводить бреветчиков до поворота на Кокпекты) и мы плавно двинули к месту старта, густо разбавляя движение разговорами о снаряжении, стратегии движения и планах.

На ДК Горняков, откуда был назначен старт на полночь, уже собралась бОльшая часть участников, а так же, что особенно приятно — провожающих. Люди, которые приходят поддержать и пожелать удачи, задают особенный тон мероприятию — оно приобретает привкус масштабности, величины, праздника, потому что это уже менее походит на междусобойчик «сами собрались и сами поехали» ) Так что всем провожавшим — большое спасибо, вы делаете старт еще приятней, правда).

Как же приятно было снова всех увидеть, будто старых друзей, которых не видел больше года. Не знаю, как у других, но у меня было полное ощущение праздника. Что странно, после того, как всех поприветствовал, я несколько растерялся, в пал в какую-то прострацию. Так до сих пор и не знаю что было тому причиной, но не мог сосредоточится, когда с кем то разговаривал, в голове был какой то тугой клубок невыраженных мыслей. Поэтому собственно старт и прошел не так как я его себе планировал, ровно как и первые десятки километров пути. А планировал я как минимум собрать в кучу МТБ-шников и обсудить движение и по крайней мере заручится явным желанием двигаться вместе, ну и более-менее организоваться и стройно выдвинуться колонной. Не случилось).

Для справки: МТБ — это Го́рный велосипе́д (англ. mountain bike, сокращённо MTB) — велосипед, предназначенный для катания преимущественно вне дорог.

Велбасы скомандовал «по коням» (образно выражаясь) и многие, особо ретивые, нестройно, галопом ринулись в бой, и я не был исключением — разжался как пружина, отключил мозг, поддался стадному инстинкту и вчесал за первыми торопящимеся. Торопящиеся тут же поторопились не той дорогой и если бы не чей-то окрик со спины, то я бы еще долго не включил мозг, а так — пришлось. Развернулся и поскрипел назад и далее по Бульвару Мира. Быстро нагнал хвост и даже немного ушел вперед, но что-то стало «стремно перед пацанами», скрипеть им под ухо и я отстал. Ко мне подтянулся Стас Корочин (или я к нему.. нюансы..) и мы только тут, в объезд политеха, договорились скооперироваться в борьбе с километрами асфальта, клятвенно присягнув друг-другу в верности и помощи во время прохождения бревета на мизинчиках и крови (такого не было).

Мы гордо замыкали хвост колонны и все реже закрывали рот, что бы помолчать. Так плавно и отстали на подъеме в майкудук (надеюсь правильно написал название и меня не побьют грамотные гопники, читающие бреветные отчеты). Перед поворотом на Шахтерский — я влетел в распростертые объятья свежевырытой канавы (сняли полосу асфальта). Благо она была не глубока, а я на МТБ. На повороте же к Шахтерскому, я чуть было не укатил на Восток 5, спасибо Стасу — поправил. Меня же ночь сильно дизориентировала, как выяснилось. Дальше стало интереснее, необычней и несколько жутковато — свет кончился, до объездной был мрак. Встретился, (кажется) Шухрат, вставший на обочине лицом к движению и ослепивший нас фонариком (привет Шухрат, если это был ты =) ). Снова увидели колонну, уже выезжавшую на объездную дорогу и на развилке нас ждал Эдуард Фабер, с которым бы тоже неплохо было ехать вместе со старта, а я не подумал об этом тоже, даже разговор не поднимали с ним об этом. Ну да ничего, дальше мы покатили втроем, и стало еще интереснее болтать. Я даже саму дорого плохо помню. Помню, что заставил парней ждать, устроив утепляющие переодевания на обочине.

Эдик проводил нас до развязки, как и обещал. Мы тепло попрощались, посланые пожеланием хорошоей дороги, и вернув человеку его же доброту, начали въезжать во мрак.

Дальше Кокпекты я никогда не путешетвовал, посему несколько сник и все хотелось нырять в навигатор каждые 5 минут, но Стас заверил, что знает дорогу и я успокоился и начал вести себя более прилично).

Что еще можно сказать про дорогу на Ботакару?.. Да то же, что и про жопу негра изнутри, если вы вдруг решите заглянуть туда с фонариком. Но справедливости ради, стоит отметить, что вряд ли в последней, вам будут попадаться встречные фуры.

Ночью было прохладно, не запомнил температуру, но так как я мерзляк — мне пригодилась теплая одежда и осенние перчатки. Но как оказалось — ее было много и я быстро взмок, но было тепло. Когда заезжали в низины — прям обдавало холодом, как будто бы тебя окунали в туман и потом, на подъеме — вытаскивали. Так бывает, когда заезжаешь из степи в рощу или подъезжаешь к реке, только без рощи и без реки), хотя и они тоже были. Так что, я не рискнул раздеваться, пока солнце не начало греть.

Если кому интересно (а кому нет — пропустите этот абзац), из одежды я брал следующее: 1) верх: обычную джерси с длинным рукавом, теплую джерси с виндстопером, мастерку с капюшоном. 2) низ: штаны «холодки» с велопамперсом, наколенники осенние и тонкие непродуваемые велосипедные штаны. Пригодилось все, потому что погода была разная. Но это все я подбирал под свой организм, который страшно не любит холод и сквозняки. И нужно отметить — ночь была очень теплая.

Проезжая Байкадам, увидел Максима, который увлеченно возился с покрышкой. Если бы не силуэт камеры в свете фонарика — так бы и пролетел мимо, не обратив внимания. А тут, такая картина: стоит чувак на остановке и клеет камеру, в час ночи… Окрикнул его, поинтересовавшись он ли это, услышал в ответ злое «Угу». Поинтересовался еще раз, но уже на счет того, нужна ли ему помощь. И услышав, что-то типа «нет» — счастливо покатил дальше, откровенно надеясь не повторить судьбу Велоныча (Такой псевдоним он себе выбрал). Правда, выехав из поселка, где нас проводил ласковым взглядом алабай, размером с мой велосипед, я пожалел, что не остановился и не помог Максиму, как-то нехорошо было на душе. Все же ночь, и, морально ему было бы легче с компанией (хотя лучше пусть он сам и скажет в комментариях, было бы или нет).

Дальше я надоедал Стасу сожалениями что мы отстали от основного состава и все порывался притопить, а что-то, как будто придерживало, не давая разогнаться. Возможно Стас ко мне что-то привязал на одной из остановок). Да оно и к лучшему. Ночью легко попасть в аварию — видимость ограничена. Хотя и очень хотелось гнать. Были силы и прохлада располагала к ускорению. Мы же предпочли разговоры — скорости.

До Ботакары ехали долго, по моим ощущениям. Время было тягучим, как смола. Наверное это особенность ночной поездки, сравнить пока не с чем, узнаю в следующем ночном бревете. Вообще, как я понял, этот бревет был уникальным для нашего региона несколькими вещами и раньше такого не было (поправьте меня, если ошибаюсь): 1) он был от части ночным. 2) он был проложен до Баянаула. 3) Выходил за пределы Карагандинской области. 4) Участвовало рекордное количество человек для 300-ки. (может что то упустил). В общем, как только появилась Ботакара и Стас об этом возвестил — я обрадовался. Подкатили к указателю населенного пункта, что служил вторым контрольным пунктом. 3:17 на часах. Сфоткали друг-друга (первый раз понадобилась для этого вспышка — мгла кромешная) и полетели, как мотыльки на свет Ботакары.

Остановились на площадке с магазинчиками и СТО. Устроили перекус, привал и все что было душе угодно. Поселок казался пустым и безжизненным. Ни транспорта, ни людей — тишина. Даже собаки не лаяли.

Пока жевали, подкатил какой-то чел на заниженой пятнашке автотаза, спросил где открытый магазин, вроде, или что-то, чего мы конечно же не знали. Расстроеный хлопнул дверью и тут же снова открыл, спросив откуда мы едем. Это мы знали, поэтому хором выпалили ответ, на что последовал второй вопрос: «Вы что, больные?». На что я громко и уверенно сказал «ДА!» и удовлетворенный человек уехал своей дорогой.

Вспомнились слова Максима, что тут полно водоколонок, и я подумал что было бы неплохо пополнить запас воды, ведь моего 3 л. гидратора мне хватает примерно на 100км. Колонок мы не увидели. Заехали на заправку, где сонный товарищ-продавец, продал мне литр Тассай за 350 (спасибо что не тысяч) тенге. На этом литре, я, впоследствии, как раз доехал до родника на 137 км.

После Ботакары дорога стала резко хуже, катить стало интереснее — приходилось уже выбирать куда направлять колесо, выруливать и все равно иногда попадать в ямы. Стасу же было менее весело — вилка у него регидная (не амортизирующая) — отдавало в руки хорошо. «Дякую тобі, Боже, що я на МТБ» — пошутил я тогда. Благо уже светало и фонари все менее и менее были нужны.

Рассвет встретили на пути к Алгабасу. Нас периодически нагоняли автомобили) Каждый раз было приятно наблюдать ошалевшие взгляды водителей), а из одного авто даже поприветствовали, что было еще приятней). На каком-то из подъемов, перед поворотом к Алгабасу, встретился Денис, поделился своей печалью (прокол и прорыв камеры) и спросил насос. Насос то был, но как ставить переходник под ниппель presta (ниппель на камерах шоссейных велосипедов) я не знал и он махнул рукой — езжайте. Надо освоить этот навык. Нехорошо вышло.

Рассвет встретили на пути к Алгабасу. 1 минута видео.

После поворота на Алгабас увидели на дороге шоссейную камеру. Улыбнуло — «О. Наши проезжали.» )) А с другой стороны стало грустно, что люди, с виду такие воспитаные, разбрасывают мусор по дороге. Я бы забрал с собой (Да! Вот такой я у мамы любитель природы! Воспитывали меня так.).

Наверное, как и большинство из нас, после прохождения перовой трети пути, мы решили сделать остановку — подкрепиться и размять расплющенные о седло ягодицы, на остановке напротив поселка. На часах 5:30 утра. Из интересного в Алгабасе — кладбище напротив, размером, чуть меншьше самого поселка ))

Только-только набив рты батончиками, увидели как кто-то катит в нашу сторону. Это был свежезаклееный Максим Веоныч. Быстрый терминатор) Сейчас таких не делают)) Это же надо успеть заклеиться и догнать нас. Говорит держался за нами на расстоянии примерно в километр. Пожевали, пошутили, поговорили за экип, расспросили что Макс вытащил из покрышки (стекло/саморез/кролика?). Оказалось тросик. «интересно кто же разбрасывает по дороге маленькие тросики?» — спросил Максим. Мы со Стасом не знали ответа ). Покатили дальше.

Остановка у пос. Алгабас. 1 минута видео.

До Корнеевки дорога стала вся покрыта «сюрпризами», окопами, ямами и буграми — в общем полоса препятствий, а не дорога. Но так, как скорость у нас не большая, то и неудобств особенных не было. Хотя ехали в ряд не стесняясь занимать всю ширину, простити, «дороги».

Поворот мимо Корнеевки запомнился резкой сменой курса на 90 градусов, несколько сбивая с панталыку. Я даже в навигатор полез, хотя мои попутчики сомнений не выражали. Все же, я, пока своими глазами не увижу местность, карту хоть заизучайся. Кстати, спасибо большое Кайрату за маленькие листочки с маршрутом — очень помогало бегло сориентироваться, крутая идея.

Немного проехав начали открываться воодушевляющие виды! Дорога стала богата на крутые подъемы и не менее крутые спуски, но первые, нисколько не омрачали путешествия, потому что природа вокруг заставляла крутить головой, а воздух стал таким сладким, что я не мог надышаться. Пол седьмого на часах. Остановились сделать фото, полюбоваться и поделиться своими впечатлениями друг с другом. Основная мысль была такова: «Подумать только.. каие-то 100 км от караганды и такое!»).

Для тех, кто не был в тех местах опишу картину в 2х словах. Холмистая местность. Поверхность будто собрана из больших покатых волн, через которые черной рекой тянется дорога. Вокруг желто-зеленая степь, и на ней, пышными, пушистыми островками разбросаны рощи из сосен и берез. Стоишь на вершине холма и видишь эту картину. Перспектива просто шикарная. Эх, было здорово. Надо туда скатать просто так — погулять.

На спусках заметил, что Максим обгоняет меня даже не крутя педалей, хотя я подкручивал. Тут же спросил у него, как ему удается так жульничать и в короткой дискуссии заключили, что 29е колеса + нагруженная масса — решают. У 29-ок лучше накат, а большая масса груза на велосипеде и масса самого ездока — дают большую инерцию и ускорение. Больше не считаю, что 27-е колеса — норм) Даже не знаю как люди страдают на 26х ))

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Вот и упоительные виды закончились на повороте мимо поселка Умуткер. Дорога как и у Корнеевки довольно резко метнулась в сторону, чем и врезалась в память. Проезжая поселок нам помахал пастух. В голову пришли тоскливые мысли о том, что человек каждый день занимается тяжелым трудом и мы для него довольно странное и необычное явление. Какие разные жизни у нас у всех..

Воздух стал заметно суше и теплей. Я все держал в голове слова Михаила, что на середине пути нас ждет родник. Вода кончалась. И вот, огибая большую сопку, показался придорожный оазис посреди желтого покрывала степи. Парни заметили его и поделились своими догадками, а я ждал его позже и не поверил своим глазам. Но мы, радостные припустили быстрей в ту сторону. 7:35 на часах, но по ощущениям казалось, будто уже, то ли вечер, то ли ближе к полудню. Видимо сознание, лишенное сна путало рассвет с закатом. Пацаны быстро спустились, я же, сперва сделал пару фото и поспешил следом.

Поспешишь — людей насмешишь. Кто-то неумный насыпал на асфальт щебенки. И почему у нас в стране все так?.. Сделали что-либо, а новизны, целости и чистоты хватает на 5 минут. Все делают что хотят, активно портят и гадят. Так вот, увидев щебенку, я притормозил и подумал, что на узкой резине могу пойти юзом и впишусь, либо в бетонные блоки, которые оставили для какой-то грандиозной стройки (какой-нибудь очень красивой шашлычной), или в кого-то из парней. Поэтому начал плавный разворот. Но мысль материальна и скользнув передним колесом по щебенке, я, как выразился Кайрат (позаимствую у него выражение, уж больно оно хорошее) — «руханижангырнулся» на нее, родимую, не преминув попутно долбануться коленным нервом о раму и завалиться на правый бок вместе с железным конем. Как раз на переключатель скоростей — очень удачно. В колено как спицу вставило и я тут же вскочил и запрыгал (могу себе позволить). В общем, резюмируя свое ДТП — ободрал бедро, но под одеждой и сильно ушиб колено. Легко отделался. Даже одежду не порвал, а она спасла меня от серьезных травм — прав был и Стас и Искандер, когда говорили об этом.

Как только боль стихла — поковылял смотреть переклюк. Проверили работает, да еще как! Без нареканий, будто и не падал. Как же я тогда выдохнул с огромным облегчением). Был в полной уверенности, что дальше я не еду и это конец моего маршрута. Еще боялся, что колено не отойдет и я не смогу крутить. Еще как смог.

Спасибо большое Стасу — пока я отсиживался на бордюре и обрабатывал бедро — он набрал мне воды из родника и еще подержал велосипед, когда проверяли переклюк.

Кстати, на счет аптечки. Всегда возил с собой пластырь, ну знаете такой — телесного цвета полоски, длинной в 5 см примерно и думал что этого достаточно. И только когда свёз большой участок кожи на бедре до меня дошло, что тот бинт, который я приложил к ноге, обильно политую перекисью, мне никак не приклеить этими коротышами, предназначенными для маленьких ранок и мозолей. А бинтом в том месте никак не примотать, так что бы он не съехал в процессе движения. Так что совет всем, кто падает — возите с собой рулонный пластырь и что то, чем его можно отрезать. Ну да хватит про полевой госпиталь.

На роднике правда красиво, и уж не знаю кто, но облагораживает все вокруг и убирает. Спасибо этим людям за это. Другие же люди, занятные существа, рядом со столом, который там поставили, кто-то устроил туалет и мусор тоже бросают в деревьях. А кто-то покидал грязные деньги в колодец, откуда зачерпывается вода. Глупые, придуманные кем-то обряды превалируют над здравым смыслом. Это я еще про ленточки, повязанные на ветки молчу, которые мешают сокодвижению и дерево медленно гибнет.

Умылся, почистился, расходился и парни начали меня подгонять, ведь из-за меня мы потеряли около получаса. Спасибо им за терпение. Впрыгнул в седло и удивился тому, что крутить гораздо легче, чем ходить. Так и покатили дальше.

Едем себе едем, солнце уже прилично припекает, прохлада окружающей местности — ушла совсем, последняя осталась где-то на роднике, и наступило то чувство, когда хочется во что бы то ни стало приехать в конечную точку) Зной начал изматывать. Было так жарко, что я совершенно позабыл про ноющий ягодичный филей, который дал знать о своем существовании примерно на Корнеевке. Вокруг — сарыарка в прямом смысле этого слова.

Мы со Стасом немного ушли вперед и я периодически поглядывал назад, контролируя едет ли Максим. Стас еще высоко это оценил: «Вы молодцы, когда вперед уходите — оглядываетесь периодически». Сам он, к слову, тоже был такой же молодец. Так что компания подобралась) Правда от его слов я тогда стушевался, а про себя подумал: «А как иначе, если мы едем вместе. Связи то нет.». Проезжаем значит мы поселок Карааши, отъехали на пару км от него и тут Максим пропал. Останавливаемся и ждем. Нет Максима. Забеспокоились и поехали назад. Стас-соколиный глаз, за 2 км увидел велосипед, приставленный к кирпичному строению. Оказалось, то были неотложные дела. Сделали Максу выговор, что не предупредил о том, что хочет свернуть, поподшучивали над ним, как могли и покатили дальше распекаемые разошедшимся солнцем.

Долго ли, коротко ли ехали, но 5-6 километров казались непреодолимой вечностью. До наступления сильной жары, я постоянно подъедал свои припасы из кормушек — черный шоколад, сушки и сушеные бананы. Но теперь, на таком пекле, кушать совсем не хотелось, а силы уходили. Стас медленно, но верно начал отрываться вперед. Как же сильно человек хочет приехать, подумал я, умирая на руле. Повернулся к Максиму и сказал что то типа «Брось меня тут, спасайся сам». )) А на самом деле — «Если хочешь — тоже кати вперед, я чет устал». На что Макс сказал, что вроде пока норм и надо бы свернуть к воде и намочить одежду, что бы понизить температуру тела, спастись, так сказать от перегрева. Голова начала трещать от зноя. Солнцу снизу хорошо так помогал раскалившийся асфальт. Я мужественно ехал в 2х штанах и теплой джерси, забыв переодеться в легкое на последней остановке. Уже дошло до того, что проклинал черный цвет шлема, хотя прекрасно знаю, что пенопласт почти не проводит тепло, но верхний слой все равно нагревался. Вспомнил давнюю шутку друга — «Пол царства за тенёк» (ну реально отдал бы).

И вот, справа замелькала большая лужа с мутной глинистого цвета водой и полной какими-то полуотмершими водорослями. Бегом к ней.

Я: — «Грязновато».
Макс: — «Да плевать сейчас то».

И то правда. Был бы там пещаный берег, думаю я бы зашел в нее так, но наличие грязи настораживало и мы аккуратно намочили одежду, себя. Тут уж я додумался переодеться, и мы выдвинулись к третьему КП, им послужил поселок Кундыколь. Допилили, сделали селфи у дорожного знака, все по инструкции, завизировали друг-другу пометки в бреветной карточке. Покатили догонять Стаса.

Проезжая Кундыколь, черт меня дернул заикнуться о том, что бы набрать воды, и мы свернули сначала к нерабочей водоколонке, потом к магазину, потом я хотел набрать у кого-нибудь в доме, но Макс сказал свое веское «не стоит» и мы поехали дальше. Тем временем, Стас, который показался было в конце поселка — упилил совсем почти за горизонт.

Осталось считанное немного до Баянаула. Вот они — горы, кажется рукой подать. Вот только где же взять руку длинной 45 км ) Одежда быстро высохла и жара снова взялась за свой горячий террор. По обе стороны от дороги, то там, то сям бродили огромные облака, где то ближе к горам лил дождь. Мы смотрели на это с тоской и завистью, как нищие на сытую жизнь. И вот — удача. «Смотри!» говорит Максим. Я поднимаю взгляд от переднего колеса и вижу: впереди, над дорогой, наплыло огромное облако. Еще немного и мы заедем в его тень! Еще чуть-чуть, метров 20.. Но облако с нами играло. Оно плыло перед нами с той же скоростью, как морковка перед осликом, дразнило обещанием прохлады. Испытав весь спектр эмоций, от надежды и воодушевления, до досады, разочарования и обиды, я психанул. Говорю Максиму: «Пофиг на все! Давай втопим на полную! Мы догоним эту .. (дальше нецензурная брань). Догнали. Я боялся, что мы расслабимся, замедлимся и облако снова начнет свою игру, но как ни странно мы так и остались в его тени несмотря на то, что сбросили темп. А дальше шли еще облака и еще. И мы радовались как дети этой прохладе и тени. Проехав какое-то расстояние впереди показался Егиндыбулак (если я правильно запомнил). Вновь зазвонил колокольчик памяти про заканчивающуюся воду, сказал об этом Велонычу и мы начали искать глазами колонку или колодец. Последний гордо стоял посреди поселка, украшенный алюминиевым бидоном.

Спустились по каменистому склону с дороги, подкатили. Кое-как положил на бок велосипед (о колодец он опираться не захотел). Максим с подножкой на мтб таких проблем не знал (в такие минуты завидую наличию сего велосипедного подспорья). Поднять деревянную крышку для меня оказалось целым приключением — сил не было. Просто не мог ее поднять. Движения были тягучими, неуклюжими. Такое бессилие вызывало удивление вперемежку с негодованием. Жара так сказалась или заголодал?.. (сленговый термин «заголодать» означает, что организм лишился запасов энергии, которую нужно восполнить быстро усваиваемой пищей — углеводами, например сахаром) ответ искать не хотелось. Хотелось одного — быстрее залиться и продолжить заканчивать маршрут. Скорее, скорее туда, где тень, пляж, прохладная вода, нормальная еда из мяса, а не эти ваши быстрые углеводы… Нормальных углеводов хочу, медленных и белка, животного такого, сдобренного жирами.

Бросив бидон в воду — потянул. Кажется просил Макса помочь, но стало стыдно и вытащил. Налили в бутылочку немного воды и провели полевые санитарно-эпидемиологические тесты: понюхали, посмотрели и попробовали. Вода была с соринками (крышка у колодца была так-себе), но неплохая на вкус. Из-за соринок засомневался заливать ли ее в гидратор и попросил у Максима его воду, которую он набрал еще на Ботакаре. Начали заливать в его бутылки с узким горлом колодезную воду. Задача была нетривиальная но получалось медленно, предварительно наполняли велосипедную поилку с широким горлом, а затем переливали в бутылку. Посреди этой экзекуции я увидел дым над поселком. Через минуту подбегает мужик на взводе, с рацией, в которую что-то хабарит про наряд, акимат и другие важные слова..

Поприветствовал и попросил помочь набрать здоровенный резиновый бурдюк. Как оказалось это местный спасатель, а дым, который мы видели — это загорелась степь от удара молнии. «Задолбали эти молнии» — сказал спасатель. Видимо явление частое и неприятное. В общем мучения мои не закончились двумя бидонами для себя любимых. Пришлось наполнять и бурдюк. Но пока стояли видимо и я отдохнул да и тень от облака наплыла на нас и катить уже хотелось все меньше. Потеряли много времени, не меньше получаса, а воду, ту, Максим потом вылил на беседках в национальном парке. Зря съехали к колодцу. Вообще, если проанализировать всю дорогу, то мои действия как будто бы притормаживали движение. Я не торопился, а если и спешил, то больше на словах, часто переодевался и искал где бы пополнить воду, когда в этом не было особой нужды (перестраховывался). В общем — был тормозом для парней в этом бревете.

Отъезжая от колодца, погода резко поменялась — подул холодный ветер (благо в спину), набежали тучи и стало в целом холодно, зато легко вкручивать. Но ехали мы несколько расслабленно. Максим взялся за телефон — просматривать корреспонденцию и пытался отправить какие то фото. Я, глядя на него, тоже попробовал сделать звонок, но связь была отвратительная. Разогнались не скоро.

Дорогу, до того, как начались деревья помню плохо. Как то вдруг возникли горы с левой стороны дороги. Горы всегда вызывают странное чувство перспективы. Они одновременно и далеко и близко. Помню как наслаждался сладким воздухом, который пах дождем и цветочным медом. Помню что трафик усилился и Максим, где бы он ни ехал — впереди, сзади или слева от меня — всегда предупреждал о машине. Спасибо Максим. Помню что сделал звонок домой и связь была отличной. Как сказал, что все в порядке, несмотря на то, что ныло ушибленное колено и саднило ободранное бедро, и возвестил что дождя нет и ходит он все вокруг нас, за 10 минут до того, как промок до нитки.

Едем. Начал накрапывать дождь и я остановился спрятать телефон в пакет и натянуть на рюкзак чехол. Максим отказался остановиться и 7 минут променада с перепаковкой стоили мне пары-тройки километров погони за Максом со скоростью в 29-34 км/ч.

Первые капли, попадая на разгоряченную кожу вызывали дикую неприязнь. Дул прохладный ветер и хотелось тепла. Но это быстро прошло, т.к. дождь усиливался и быстро промочил все, до чего мог дотянуться. На асфальте стали собираться лужи и переднее колесо радостно швырялось брызгами прямо в лицо (крылья я не надел). Догнал Макса, но не стал ни разговаривать, ни притормаживать посмотрел на него и вкатил дальше. Дождь откровенно стал ливнем и появился сильный порывистый ветер, который ложил на бок вел. Впереди замаячили деревья, в которые и пряталась дорога. Быстрее туда! — вопил внутренний голос. очень хотелось мгновенно оказаться там, среди тех деревьев, спрятаться от ветра, хрен с ним, с дождем.. Стоило поднять взгляд от дороги, как становилось видно, как на темном фоне гор и рощи, дождь ходил переливами, волнами, сдуваемый рывками ветра, гонимый им куда то.

Наконец-то дорога нырнула в деревья, я тут же расслабился, обмяк, стало легче катить и почувствовал холод. Но принял твердое решение, что буду катить дальше. Нужно быстрее проехать и как можно больше. Если стану замерзать так, что начнутся судороги, или будет бить дрожь, то остановлюсь и надену теплую одежду.

Слева показались новенькие, красивые беседки из красного кирпича. Косой взгляд в их сторону, мимолетная мысль — «а может под крышу?». Нет — дальше. Вдруг слышу крик. Оглянулся — Макса или не было видно или я понял что кричал не он (память подводит). Еще один крик. В беседке стоит Стас и машет рукой — «загребай сюда». Твердое решение стало вдруг мягким. Я сдался и окончательно расслабился, свернув с дороги. А тут и Максим меня нагнал. Все же быстрый он.

Только-только закатили в беседку, успели поставить велы (там как раз хватило места впритык для трех) и сыпанул град. И тут я мысленно сказал судьбе спасибо, за то что все так сложилось и я не поехал дальше. Один раз я уже катался под градом и напоминанием служат вмятины на шлеме. Больше не хочется.

В беседке компанию Стаса разбавляла собака. Как ее зовут, откуда и чья она — осталось тайной, т.к. собака не представилась, да и в целом была не особо разговорчива. Зато щенки ее лаяли откуда-то из под старой бетонной эстакады советских времен.

Холод пробудил во мне голод и я накинулся на сушки и шоколад. То же самое сделал и Максим. Правда со своими знаменитыми походными грушами и вафлями. Попытался угостить собачку, но рассыпал на нее сушки. Собачка флегматично повела головой, как будто на нее каждый день валится еда. От экстравагантно поданного угощения она отказалась. Наверное туристы хорошо подкармливают. Меня же била сильная дрожь, велокомп показал 14 градусов тепла, и я начал стягивать с себя все мокрое и натягивать сухое. Неплохой такой перепад с 30и то градусов. Как же хорошо, когда оно есть, еще теплое, нагретое в сумке жарой. Сухие носки — кайф. Натянул на них полиэтиленовые пакеты, что бы не намокли от кроссовок. Здорово, что я не стал надевать одежду, в преддверии дождя — пришлось бы дальше ехать в мокром. Не успел переодеться, как дождь закончился и мы двинули.

Один раз останавливались, ждали Макса из-за поворота. Он что-то долго не появлялся. Плохая привычка у человека ехать группой и не предупреждать о своих отклонениях от маршрута, но это просто привычка одиночных велопоходов – надеяться на себя и не думать о других. Пока суть, да дело, я разорвал пакет и подсунул каждый из кусков в штанины на уровне колен. Штаны были мокрыми, а ветер на спусках продувал и я решил защитить суставы. Получилось на ура. Стало тепло сразу. Когда подъехал Максим, Стас начал задавать вопросы и пояснил нашу позицию. Оказалось, Максим останавливался фотографировать природу. «Не ждите меня, я буду периодически останавливаться и отсавать» сказал Максим. Мы это ему еще ни раз припомнили, шутя, когда он после очередной своей остановки обгонял нас через какое-то время.

Начались удивительные виды природного парка и потрясающие спуски к озеру Сабындыколь. Ноги крутили педали, а голова вертелась в разные стороны. Мокрые тормоза осипшим голосом визжали на спусках. От дороги парило белыми языками теплой влаги. Чем ближе мы спускались к озеру, тем теплее становилось. Память не успевала впитывать красоту открывавшихся видов — слишком быстро двигались мы, слишком быстро менялись они.

Спустившись к озеру – хотелось окунуться во всеобщую кутерьму туристического отдыха. В воздухе висела атмосфера курортной суеты. Сновали туда-сюда машины, с далекого пляжа доносились крики и мельтешили крошечные фигурки людей. Многие плескались в воде и у дороги. Но нас звал лимит времени и неизвестность предстоящего пути. Бревет – значит бревет, а отдых потом. Остановились на повороте у знака Баянауыл-Жасыбай. Часы показали время 14:45. Уффф долго(( а еще пилить и пилить. Я снова устроил переодевашки в легкую одежду, чем снова раздражал пацанов и потратил драгоценное время. Тронулись.

Долго ехать не пришлось – навстречу показалась фигура велосипедиста с шоссейником. Кажется это Эдуард Гроссул, обрадовался я и не ошибся. Только радость быстро прошла, так как ее место заняло понимание того, что случилось что-то нехорошее. Поравнялись и услышали рассказ про прокол и возвращение сюда с предпоследнего КП, а это на минуточку порядка 30 км по холмистой местности.

Повеселил диалог (воспроизведение примерное):

— У Вас что-нибудь есть, латки, клей, камера? Нужно заклеится. – сказал Эдик.
— Давай начнем с того, что есть у тебя, что бы мы знали что тебе дать. – ответил Стас.
— Да у меня все есть, только нет клея и латок. – сказал Эдик.

Мы все порвались от смеха) Есть все и нет ничего)

Пока Эдик карпел над колесом, мы общались, отдыхали, обменивались впечатлением и поделились водой. Дырку он не нашел, собрал колесо, поставил на место и дернули, подгоняемые ветром и спуском. Но гнал я не долго, так как понял, что Эдик, держится в хвосте и осторожничает. И вот он остановился. Я крикнул парням «стойте», но куда там – ветер и скорость. Они не услышали, а гнаться за ними смысла нет. Я развернулся и поехал к товарищу.

«Спускает» — встретил меня этим отвратительным словом Эдик, дербаня колесо. Я приготовил латки и стоял на подхвате, еще не зная, что латки мои держать давление шоссейной покрышки не будут, потому что нужно время не в пример больше 5и положенных минут, что бы клей сцепился намертво с резиной, а посему радовался, что помог человеку и скоро мы поедем догонять время. Нашлась дырка, заклеили.

Покатили осторожно. Потом быстрее. Я перестал оглядываться постоянно и вдруг крик негодования – снова прокол. Второго колеса. Возвращаюсь. Говорит, что наехал на камень. Змеиный укус. Мысленно вздыхаю и достаю заплатки. «Ты латки оставь и езжай», говорит мне Эдик. Я не могу выдавить ответ – меня душит досада. Ну как я брошу человека, тут уже морально будет просто тяжело. Так часто колоться и долго искать помощи.. Я что-то пробубнил в ответ, уж и не помню что, плюнул на время и позволил усталости выйти наружу. Пока клеились болтали о том — о сем. Зашла речь о том, что нужно где-то пополнить запас воды. Я врубил таймер на телефоне – 5 минут, для схватывания клея с резиной. Напротив нас, через дорогу был съезд и какое-то кафе дымило шашлыками. «Интересно, есть ли там родник или магазин?» спросил Эдик. Я отдал ему телефон и поехал на разведку. Только не догадался взять бутылки у своего нового попутчика. Оказывается Эдик очень удачно прокололся – прямо напротив родника. Первый раз вижу такое масштабное сооружение вокруг места, откуда бьет ключ.. Не устаю поражаться нашим чиновникам, когда надо что то «благоустроить» вход идет все. И заблагоустраивают так, что пользоваться невозможно. Им главное сделать, освоить бюджет, а что делать и как – это не важно. Вот и тут, вы только вдумайтесь – построили высоченный забор вокруг родника и внимание внимание на входе поставили калитку-турникет. Ну это такая калитка, которая крутиться вокруг оси и пропускает по одному человеку. Т.е. с велосипедом мне пройти никак. А замка у меня нет, что бы пристегнуть. Ну я настырный. Беру велик и проношу его над калиткой, пыхтя и корячась (дай бог здоровья тому человеку, который это придумал и ума. Ума побольше, что бы не делал так снова). За забором – толпа людей, забетонированная площадка и ступени к роднику. Не знаю откуда течет родник, но сюда вытекает он из толстенной пластиковой трубы. С правой стороны от родника было что-то вроде террасы со столиками. А вокруг этого бетонного царства за забором росли деревья. Местами и на бетонном поле тоже имелись деревца – это для справедливости нужно отметить. Что тут можно еще сказать.. Я хоть и не Артемий Лебедев, но за уродство архитектурного зодчества ставлю 5 рандонерских шапалаков из 5и. А ведь люди там еще и фотографировались. Закончив с осмотром окружающей меня действительности, нежно опустил велосипед и спустился к воде, постоянно опасаясь за сохранность своего коня, потому что люди были разные и большая часть доверия не внушала. Тем более, что почти все у воды вели себя невежливо – толкались, подрезали с забором, сморкались туда и плевались.. Культура, цивилизация.. От жадности набрал полный гидратор и обе бутылки. Гидратор у меня на 3 литра, но если хорошенечко утрамбовать, то вмещается 3,5л воды)) 3х литров мне обычно хватает на 100км пути, а оставалось пройти – примерно 40-50 км. Позже я ехал и сливал на ходу воду из гидратора, что бы облегчить вес. Ну да ничего. Я как раз выпил всю воду в автобусе на обратном пути.

Назад над воротцами велик оказалось поднять куда сложнее с таким то грузом, но я это сделал. И вернулся к Эдику довольный. Он же ехать не захотел на родник, я перелил ему из своей бутылки. И тут подкатили на машине Шухрат и Искандер и вручили Эдику две новенькие камеры. Дали нам навигационные и напутствующие ЦУ и мы покатили дальше.

Счастье длилось не долго – снова прокол. На этот раз мне пришлось подниматься на подъем и возвращаться немного дальше. Эдик сказал, что бы я катил, и ждал его на Торайгыре – 4м КП и я с облегчением рванул вперед. Последний раз оглянувшись – увидел, как за обочину полетела клееная ранее камера (снова мысль о том, что мы загрязняем природу, но в той ситуации я с психу сделал бы то же самое).

Спуск был шикарным – в меру крутым, долгим и в спину толкал хороший ветер. На кассете и системе кончились звезды (установил максимально возможную передачу для высокой скорости) и ноги просто болтались при попытке добавить еще чуть-чуть скорости. Спидометр показал отметку 60. Дааа, МТБ, быстрее уже некуда, хотя и так было страшно.

До поворота на Торайгыр долетел за считанные минуты. Стоило только повернуть как ветер дал о себе знать обдав правый бок. Остановился на автобусной остановке, что бы переодеться (снова), попить, перекусить и сверить маршрут. Но даже переодеться не успел – приехал Эдик. Все же шоссер – быстрая штука.

Затрамбовав и запечатав сумку, я нехотя вспрыгнул в седло. Крутить уже совсем не хотелось, а тут еще началась борьба с ветром и появился слабый подъем – велокомп показывал градиент в 1-2%. Скорость заметно упала, а затраты энергии напротив возросли. Я постоянно оглядывался, приглядывая за Эдиком и не понимал почему он сзади, ведь он быстрее. Но я не понимал на сколько он уже устал, насколько больше проехал и эмоционально истощен, а он конечно вида не подавал. Это у меня на лице всегда все написано, хоть баф натягивай (кстати хорошая идея). И тут Эдик обходит меня и предлагает отсидеться у него на колесе. Я откровенно обрадовался, хоть мне и было стыдно почему то за это. Но счастье и в этот раз длилось недолго. Второе клееное колесо спустило и мы свернули к обочине. Эдик отпустил меня, предварительно взяв слово, что я дождусь его на 4м КП (пос. Торайгырова). Я сказал, что дождусь его, но думаю что он нагонит меня гораздо раньше. Собственно, исходя из этих своих убеждений, большую часть пути до Торайгыра, я и катил, оглядываясь назад и недоумевал, почему Эдика все нет в пределах видимости.

Полз я уже не сказать что стоически, а скорее «хоть как-нибудь, хоть по сантиметрику». Старался отвлекаться как-нибудь и на что-то. Как на зло пейзаж стал довольно унылым, дорога монотонно, нудно и неумолимо так же по сантиметрику шла вверх, ветер поддувал в бок, будто проверяя упаду я или нет. Удивляли мысли – от истерично детских, до суицидальных, и психика в целом – хотелось топнуть ножкой, как маленькому и сказать я так не играю. И тут же резкая смена: «Ну остановлюсь, слезу, ну топну.. смешно же.. Ничего!.. Скоро конец (смотрю на велокомп и подсчитываю сколько осталось проехать) – ерунда же!». Короче было весело.

Интересней стало через пару км, когда начались крутые подъемы, а за ними не всегда спуски и ветер стал плавно меняться, как и его сила. Тут то уже стало не до чего совсем. Я дошел до ручки, начал сливать воду из трубки гидратора просто себе под ноги, потому что плечи уже хотели избавиться от тяжести любой ценой, задница задубела, ее я чувствовал как.. Как область, которая болит. Что-то между спиной и ногами, что хочется отгрызть и избавится, как зверь отгрызает лапу, которая угождает в капкан. Где-то в мыслях о том, почему стригут траву на обочине, почему именно так уложили асфальт и почему трава на обочине зеленая и другая, в сравнении с той, что поодаль, я и начал приближаться к вершине первого подъема. Тут-то меня и осенило, что пора бы слезть и пройтись – попить (на ходу при подъеме было невозможно пить — сильно устал и дыхание сбивалось), дать поступить крови в многострадальные полужопия. Все силы уходили на борьбу с подъемом и ветром и я дышал часто и непрерывно, жадно хватая ртом воздух. Губы сохли и трескались, язык был похож на шершавую сухую губку. Когда же я заставлял себя пить, то после не мог никак отдышаться. Все изменилось, когда я слез. Да я шел со скоростью 3км/ч, да бороться с ветром стало еще сложнее (не знаю почему), и мысли панические сразу накинулись, как комары на голое тело: «я не уложусь в лимит», «почему Эдик никак не догоняет, вдруг что-то случилось с ним и вдруг я его не дождусь», «а что если я не доберусь до Жасыбая», «что если меня не дождутся»? Весь этот бред слабой воли был продиктован усталостью и голодом. Я забывал есть, переутомился и погода не давала отдохнуть и сам себе я тоже (и очень зря, надо учится останавливать себя, надо). На сколько же все-таки психологически комфортней ехать в компании в такой момент. Не зря перелетные птицы преодолевают в 3 раза большее расстояние в стае, нежели в одиночку.

Меня сносило вместе с велом боковым встречным ветром к середине дороги, и я судорожно оглядывался: «не едет ли сзади автомобиль». Мне везло, под колеса ни разу не попадал, да и водители не гнали.

Вершина подъема. Справа вижу, близко к дороге, низкие сопки и поворот. Небольшой поворот, но все же это значит что ветер с одной стороны будет уже не такой сильный из за сопок, а с другой – чуть изменит направление. На счет сопок я ошибался. Сопки будто просто пропускали ветер сквозь себя, словно бы по блату, будто нет никаких сопок или они существуют только в моей фантазии, но никак не для ветра. Зато появился спуск. Короткий, пологий, но это было уже легче, причем больше психологически.

Оставшийся путь до Торайгыра так и перемежался надеждой и разочарованиями на вершинах подъемов – надеждой увидеть впереди поселок и разочарованием в том, что его еще нет. Так и докатил до ремонтных работ. Справа стояли камазы. Завоняло горячим асфальтом и трактор загребал ковшом какой-то смолянистый щебень из большой кучи в кузов одного из грузовиков. «Только бы не отъезжал сейчас» подумал я, «Нет никаких сил пропускать тебя на узкой дороге, поворачивать голову». Камазисты удивили своей деликатностью. Просто дико приятно до сих пор. Во первых – мне посигналили, когда я приблизился. Я поднял взгляд на кабину «Ну чего тебе», а мне помахали, приветствуя и сразу стало легче и приятней, я помахал в ответ. До сих пор для меня загадка, почему это так работает..

И после камазов начался более крутой спуск, а впереди затяжной и крутоватый подъем. Перестав крутить педали, я повернулся убедиться что нет машин и можно немного расслабиться, но увидел отъезжающий грузовик. Пришлось немного налечь на педали – не хотелось ехать за ним и дышать смолой и выхлопом и как же я удивился, когда мужик, поровнявшись со мной, терпеливо тянул позади опасный участок, пока мой уставший мозг не понял этого и я не съехал на обочину, пропустив его. Приятно было до чертиков и уважение к человеку просто растекалось теплом по груди. И даже щебень на обочине, из которого пришлось выбуксовывать, выкарабкиваться, не казался таким уж неприятным событием.

И вот, после подъема справа показался поселок. То был Кызылшилик. Он весьма ловко сбил с толка (ведь так в лом остановиться и заглянуть в навигатор).. Начались вопросы: «Что за поселок? где указатель? Туда ли я еду?». Кстати в глаза просто мгновенно бросилась нищета поселка с полуразрушенными домами, перекошенными заборами и в целом выстроенными из всего подряд сооружениями. Невероятно контрастирует на фоне красоты и богатства природы – человеческая бедность. Дороги к поселку были сплошь грунтовые.

Кызылшилик

Под колесами же, асфальт сильно ухудшился, появились ямы, и впереди открылась картина строящейся дороги. Оп-ля. Приехали. Все же торможу и ныряю в навигатор – вроде поворотов нет пока и дорога верна. Начинаю пробираться между куч битумной щебенки, камазов, асфальтоукладчиков и ментов, разгоняющих легковушки. Смрад, пыль, узкие покрышки буксуют в щебенке (и как тут на шоссерах проехали?.. может я не туда все же еду?..). Картину начал дорисовывать дождь. Решив не искушать судьбу – завернул телефон в пакет и двинул. Благо этот участок был небольшим и вскоре я выскочил на новенький, ровненький, такой милый сердцу, а скорее заднице рандонера, асфальт. Немного загребаем влево и вверх, конечно же вверх, куда же нам без вверх). Ну вот и указатель Торайгыр. Я прям не верил своему счастью. Ощущение было такое, что кончился ад и я искупил какие-то свои неизвестные грехи. Я даже не сразу заметил, что дождь перестал и ветер стих. Бегом делать селфи (как доказательство прохождения КП) у знака, довольный, плавно и размеренно я покатил к остановке на въезде в поселок.

Достигнув своей маленькой, выкрашенной в розовый, бетонной цели, я затащил велик внутрь и стал набирать Эдику. Гудки, гудки, гудки.. Начинаю нервничать. Ну не берет и ладно – значит едет, не буду отвлекать, передохну, поем, а потом попробую еще – подумал я и посмотрел на дорогу, по которой как раз подкатывал к указателю нас. пункта мой долгожданный попутчик). И вот, прям как будто чувствуешь кожей – злоключения закончились на долго). С улыбкой бросаю телефон в сумку и начинаю неистово есть. Пока я звонил, к остановке подъехал мальчик, лет 10, на велосипеде. С любопытством разглядывал меня и задавал какие-то вопросы (очень плохо говорил по русски, но тем не менее ему было очень интересно, а я как-то растерялся – пытался и ему отвечать и вслушивался в телефон и запихивал в рот сушки и все искал шоколадку, что бы его угостить – не успел найти). Мальчик спросил, откуда я, сколько нас еще едет. Потом сказал что у меня очень странная одежда, и я объяснил почему она такая) Было забавно). Я и правда, наверное, для поселка был одет как инопланетянин). Продолжая копошиться в сумках, я перестал отвечать мальчику, он после паузы, попрощался и укатил, причем я на автомате попрощался в ответ, а сам продолжал еще с минуту искать злополучный кусок шоколада. Ну и ладно. Шоколад был горьким, а нашелся он уже дома, лежал в рюкзаке. Прокатал плитку на горбу 300 км).

Подъехал Эдик, не поверил, что я только-только приехал) Начал делиться эмоциями по поводу злосчастной дороги) Я же наигранно сделал вид, что не верю ему и пошутил «А я другой дорогой ехал, более легкой») Он улыбнулся и замолчал. Зря я не дал высказаться человеку. Но я был так рад и хотелось шутить.. Не удержался.

Потом было немного глупости с навигацией при выезде из поселка. Помня наставления Искандера и Шухрата, что нужно повернуть на право после арки с названием поселка, посмотрев два раза на карту, стоя на остановке, я все равно засомневался и после поворота предложил Эдику тормознуть и перепроверить. Удивительная тупость. Более того, после этого кульбита я почему то решил, что наша основная дорога сворачивает налево, а налево это была поселковая дорога. Эдик же поехал прямо, подметив, что там дорожный указатель, я же вновь нырял в телефон, что бы убедиться. Дальше мы остановились сфоткаться у знака нулевого километра и покатили уже размеренно, еле-еле, экономя силы (в основном).

От Торайгыра виды начались сумасшедшие. Я вертел головой, стараясь запечатлеть умозрительно все сразу и тем не менее следить за дорогой. Не сговариваясь пришли с Эдиком к единому мнению, что сюда нужно приехать просто с великом или без и рассматривать. В рамках бревета получается жалкое смазанное впечатление и ничего не можешь нормально запечатлеть в памяти. Но это у нас так.. ведь основная часть – давно приехала, они могли катить и рассматривать, фотографировать. Наверное, так делал только Максим.. В общем дальше, последние 12 км, меня уже не пугали подъемы, я пытался на них заскакивать с разбегу и с удовольствием катил со спусков. Ехали – болтали о разном в свое удовольствие, а км за 6, когда начались действительные подъемы, плюнули на все и начали подниматься пешком, а спускаться на велосипедах.

Так внезапно и вынырнул Экологический пост – домик со шлакбаумом. Мы насторожились и напряглись. Очень не хотелось в конце пути искать пути обхода – силы были на исходе. Но подкатив, я спросил у егеря можно ли проехать и узнав откуда мы и для чего нас пропустили. Небольшая развилка, сверка маршрута по навигатору и вот мы снова катим, заехав в небольшую рощицу. Очень вдруг появились кемпинги и после зеленого тоннеля (иначе я не могу назвать эти заросли, через которые проложили дорогу), — показало свои гладкие зеркальные воды озеро Жасыбай. Слева же начали нависать на нас, старые, вылизанные ветром и ледником горы, утыканные в самых неожиданных местах соснами. Удивительное дерево сосна – растет на голом камне, медленно, но верно, преобразуя его в почву. Все-таки мы быстро перестаем удивляться чудесам, а ведь это как ни крути – чудо.

Дальше было уже совсем не скучно – обочина была усеяна машинами, навстречу нам так же попадались авто и отдыхающие. Появилась атмосфера курорта. Я стал вдруг останавливаться, что бы сделать фото то там, то сям.. Ну и себя любимых тоже пощелкали. На последнем подъеме к нашему КП велокомп показал фееричный градиент в 12%. Признаться такого я еще не видел, равно как и не заезжал — мы гордо поднялись в него пешком ))). А затем весело спустились до самого пляжа, где нас и встретили знакомые лица, подоспевшие с разных сторон, с расспросами, разговорами и сопровождениями. Быстро заполнив бреветный лист, что бы забыть уже этот этап и поставить жирную точку в этих страданиях, я выдохнул и расслабился.

Михаил помог мне довести велик до пляжа (спасибо ему огромное), мы о чем то говорили на ходу. Сути разговоров я уже не помню, а помню сильную усталость, желание съесть жареного мяса и лечь спать. Подойдя к воде, возникло еще одно желание – кинуться, нырнуть с головой, но зайдя по-щиколотку я уже замерз и не решился мучить и без того настрадавшийся организм. Вывод я сделал однозначный – в таком бревете, когда требуется сбор велосипеда и предусмотрено скорое отбытие домой, нужно однозначно приезжать с запасом времени. Хотя бы 4 часа, а лучше — больше. Ну не было времени на отдых. В отличии от нас с Эдиком основной костяк был сыт и отдыхал как мог – многие спали в автобусе (и правильно делали).

Постояв немного на пляже, упросил Равиля и Эдика составить мне компанию в местном кафе, где я и заказал палку баранины, а парни жареные вареники с фаршем, хотя там их называли то ли самсой, то ли беляшами. Вскоре к нам присоединился Асылбек. А я принялся за свой шашлык победителя. Асыл поинтересовался как мне мясо. Мне же было сложно оценить, в тот момент для меня любое мясо, отличающееся от сырого было бы вкусным. Не знаю как я еще умудрялся жевать, а не глотать куски целиком.

Не буду более подробно описывать дальнейшее, просто скажу, что мы забрали велосипеды с пляжа, попрощавшись с Михаилом и Максимом – они еще оставались несколько дней наслаждаться природой Жасыбая, и двинули к автобусу.

У автобуса все как то быстро завертелось, мы все дружно открутили колеса у своих велосипедов, погрузили рамы между сиденьями, переложили чем смогли как попало пространство между рамами: кому то повезло и водитель дал одеяла, а остальные же использовали свои сумки, что бы хоть как-то защитить краску на рамах от истираний и ударов предстоящего пути.

НИКОГДА! ЧИТАТЕЛЬ, НИ-КОГ-ДА, если тебе дорог твой велосипед, не пускай вопрос хорошей упаковки при транспортировке на самотек. Как же я дома рвал волосы, от свежих полос содранной краски на раме, от того, что не подумал снять седло, и кожаный брукс получил хороший шкрибок по своей, уже отполированной поверхности.

Касаемо других превратностей пути — было дико тесно между сиденьями, которые по сути рассчитаны на маленькие тушки китайцев, и ты как яйцо в лотке мог крутиться только вокруг своей оси. Дитчайше хотелось спать. Еще больше хотелось принять горизонтальное положение, но это было просто невозможно. В процессе возвращения домой, я уже облокачивался на рамы рукой и клал сверху голову, за что потом поплатился – вся новая джерси эндура была безутешно вымазана во всевозможной велосипедной смазке любых сортов. Слава велобогам это все оттерлось без каких-то последствий, обычным бензином не слишком высокой марки. Правда воняло еще пару стирок.

Несмотря на все неудобства, большую часть пути я умудрялся спать. Хорошо запомнился случай, когда водитель то ли уснул сам, то ли не заметил яму на дороге, но автобус хорошенечко влетел в некое, по субъективным ощущениям ущелье, после чего весь салон подкинуло. Благо тут же опустило приблизительно на свои места. После данной манипуляции, под названием «Взболтать, но не смешивать», как-то пронзительно и на долго все услышали голос Искандера. Я бы назвал это душераздирающей песней из индийского сериала, из которой мы узнали, что мы не дрова, а водитель не очень внимательный человек, которому следует вспомнить как правильно тормозить, и делать это до ямы, а никак не после. Мы так же услышали, что тела рандонеров, вне велосипеда довольно нежны и с ними, тобишь с нами, обращаться нужно невпример ласковее. Велосипеды так же были словесно отомщены героической тирадой, причем ни одно матерное слово не было потрачено при распекании нерадивого водителя. Несмотря на то, что я хотел только одного – спать (и из этих побуждений в пол голоса успокаивающе шикал там чего-то против экспрессии Искандера), все же про себя посочувствовал парням, ведь сзади тряхнуло сильнее всего, и слава богу, что никого не нанизало на велосипедное перо. Нужно отметить, что лекция на водителя подействовала самым благоприятным образом и до Караганды ни что уже не нарушало мой сон.

Приехали до точки старта, то есть ДК, мы приблизительно в 4:30 утра (точнее не помню). Десантировались впятером (остальные — кто раньше, кто — позже), Асылбек помог мне поставить на место заднее колесо, с чем я сам редко имею дело и посему навык не сильно прокачан. У остальных же эта операция заняла секунды и я как-то очень быстро остался в одиночестве. Странное чувство – находиться в пустом утреннем городе, когда уже светло, но еще нет и намека на солнце. Очень сильно напомнило фильм Лангольеры, где была только пустота прошлого и тишина. Закрепив сумку, оглядев место высадки и убедившись что ничто не забыто – я покатил последние километры к дому.

Домой я зашел ровно в 5 утра. Зашел сразу в сон. Все остальное — подождет.

Если взять за основу мысль, что впечатления — это капитал твоей души, то в это бревет я стал духовно богат).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.